Острые проблемы европейских стран

Сто лет назад население Германии стремительно росло. Отвоевывая пространство для жизни, люди истребили волков. Сегодня под угрозой исчезновения оказались сами люди. Из-за низкой рождаемости и исхода сельских жителей в города деревни приходят в запустение. Германский городок Хойерсверда за последние 15 лет потерял 25 тысяч жителей из 70 тысяч. По данным последнего отчета Демографического отдела ООН, к 2030 году Европа, на территории которой расположены 22 из 25 стран мира с самым низким уровнем рождаемости, лишится 30 миллионов человек, даже если будет продолжаться иммиграция. Сильнее всего пострадают сельские регионы. И ООН, и Европейский союз убеждены в том, что сельская местность потеряет до четверти своего населения, поскольку темпы рождаемости в Италии, Испании, Германии и других странах лишь на три пятых обеспечивают прирост населения, необходимый для поддержания демографического статус-кво, а отток сельского населения в города идет полным ходом.

Это тройная мина замедленного действия. Слишком мало детей, слишком много стариков и слишком много молодежи покидает деревню. Считается, что в Европе каждый клочок земли возделан, окультурен и огорожен забором. Однако в будущем все может измениться. На огромных просторах Европы снова воцарится дикая природа. В Австрию уже вернулись медведи. Альпийские долины Швейцарии вновь зарастают лесами, а в отдельных районах Франции и Германии опять хозяйничают дикие кошки и скопы. Это похоже на заветную мечту «зеленых». Но в действительности все не так однозначно. Одни сельские регионы Европы опустеют, а для других, напротив, наступит золотой век. Уже сейчас благодаря стремлению многих европейцев жить за городом районы, расположенные поблизости от крупных городов, переживают бум. На юге Франции, в Провансе, и на испанском побережье Коста-дель-Соль горожане раскупают загородные коттеджи, виноградники и коннозаводческие фермы. А вот Скандинавии, Восточной Европе и районам во внутренних областях Испании повезло гораздо меньше. Их реальность — это вымирающие деревни и заброшенные фермы.

Поскольку и в тех и в других регионах население резко стареет, встает вопрос о том, как удовлетворить его возрастающие потребности в медицинском и бытовом обслуживании. Сельские районы Европы — это лаборатория для изучения демографических тенденций. Взять хотя бы Прастос, греческую деревню с многовековой историей. Когда-то она насчитывала тысячу жителей. Сегодня от тысячи человек осталось немногим более десятка, и тем уже за шестьдесят. Школу закрыли. По воскресеньям больше не звонят церковные колокола. В прошлом фермер мог рассчитывать на то, что хотя бы один из его отпрысков пойдет по его стопам и будет работать на земле. У современного фермера, скорее всего, пастбища стали зарастать лесами. С тех пор как перестали возделывать поля, некогда плодородную почву размыло дождями. Земля, на которой на протяжении почти двух тысяч лет цвели сады и зеленели пастбища, теперь покрыта выжженным солнцем кустарником, летом здесь часто вспыхивают пожары. Сокращение численности населения в сельских районах — явление не новое.

По всей Европе разбросаны тысячи деревень, подобных Прастосу. Это следствие только один сын или дочь, которые работают в городе и не спешат возвращаться домой. В Италии более чем 40 процентам фермеров уже исполнилось 65 лет. Как только их не станет, их хозяйства пополнят собой обширные массивы заброшенных земель, площадь которых сегодня достигает шести миллионов гектаров, это треть всех итальянских сельхозугодий. Ситуацию усугубляет экономическая политика Европейского союза. Треть европейских сельхозугодий расположена на окраинных территориях: на холодных равнинах севера и на выжженных солнцем холмах. Большинство которыми зарастают брошенные фермерских хозяйств там выживания для оленей и волков. Но это не идет ни в какое сравнение с тем разнообразием флоры и фауны, которое свойственно фермерским хозяйствам с их пастбищами, прудами Петерсен из Европейского агентства по защите окружающей среды. Взять хотя бы итальянский городок Санто-Стефано-ди- Сессанио, где в начале XX века проживало полторы тысячи жителей, а теперь осталось всего сто человек, в основном пенсионного возраста. Целый квартал был продан инвестиционной компании, которая устроила в средневековых зданиях пансионы для туристов.

А в Тоскане стараниями одного итальянского аристократа опустевший городок Гаргонца превратился в шикарный гостиничный комплекс. Однако к 2020 году, когда те, кто родился во время демографического взрыва 50-60-х годов, состарятся и начнут умирать, во многих европейских странах население начнет убывать такими темпами, что под угрозой окажутся даже некоторые города. Пока неясно, на сколько принимаемые европейскими правительствами меры позволят отсрочить неизбежный кризис. На протяжении трех десятков лет правительство Швеции осуществляло мощные финансовые вливания в мало-населенные районы на севере страны. Однако эти меры не дали желаемого результата. Сегодня речь идет о том, чтобы придать процессу сокращения населения Цивилизованную форму. В Восточной Германии на восстановление сельских районов было истрачено более ста миллиардов евро, но затормозить темпы упадка так и не удалось. В сотнях сельских населенных пунктов были проложены гигантские сети водоснабжения и канализационные системы в расчете на привлечение предприятий и жителей. В девяти случаях из десяти тяжкое бремя эксплуатационных расходов ложится на плечи местных жителей, число которых неуклонно сокращается.

Кое-где канализацией пользуется так мало людей, что она не может нормально функционировать, а установка труб меньшего размера требует серьезных капиталовложений. Некоторые малонаселенные пункты превращаются в своеобразные инновационные лаборатории. Когда в 8о-х годах в швейцарском кантоне Граубюнден резко упала рождаемость, во многих деревушках власти ввели школы, состоящие всего из одного класса. Сейчас детей осталось так мало, что закрыться могут даже эти школы. В северной Швеции руководство Университета Умео широко пропагандирует обучение по Интернету, чтобы студенты могли получать высшее образование, не покидая родных краев. Как показывает практика, уехав на учебу, мало кто возвращается домой. Чтобы удовлетворить потребности пожилых людей, число которых постоянно увеличивается, малонаселенным пунктам приходится проявлять чудеса изобретательности. Когда жители австрийского городка Клаус в альпийском предгорье поняли, что регулярное автобусное сообщение им не по карману, они пустили у себя дорфмобиль — общественное такси, работающее по вызову.

Однако большинство иностранных иммигрантов по-прежнему предпочитают селиться в больших городах. Миграция внутри Европы не решает проблему, а лишь перемещает ее из одной страны в другую. Западные европейцы рассчитывают на мигрантов из Восточной Европы — и напрасно: рождаемость там чрезвычайно низкая, и к середине XXI века население Украины и Болгарии сократится не менее чем на треть. Для под держания стабильной численности работоспособного населения в ближайшие десять лет Западной Европе требуется дополнительно еще 1,1 миллиона иммигрантов в год. Если откуда и можно ожидать притока иммигрантов, так это из мусульманских стран, где численность молодого населения увеличится почти вдвое. Но такое решение — палка о двух концах. Правительства европейских государств разрабатывают разнообразные меры, направленные на стимулирование рождаемости, — от повышения качества обслуживания в дошкольных учреждениях до предоставления ежемесячных пособий, сумма которых напрямую зависит от размера семьи.

Они надеются повторить успех Франции, которая впервые ввела подобные меры в 30-х годах прошлого столетия и на сегодняшний день является одной из немногих европейских стран, где население не сокращается, а, наоборот, растет. Однако если эти меры и повысят уровень рождаемости, то не намного. Ведь на стареющем континенте осталось слишком мало людей детородного возраста. Из-за демографического кризиса может измениться лицо Европы. На протяжении нескольких тысяч лет европейцы, считали само собой разумеющимся, что вокруг городов зеленеют поля, сады и пастбища. Ландшафт складывается веками в результате кропотливых усилий человека. Нынешний беспрецедентный демографический спад, усугубленный кризисом сельского хозяйства, ставит под сомнение существование многих привычных нам ландшафтов, на поддержание которых выделяется все меньше средств.

Поделиться:

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомление
avatar
wpDiscuz

Euro

  • France
  • Germany
  • Italia
  • England
  • Ireland

Sport

  • Foot Ball
  • Tennis
  • X Game
  • Worlcup
  • Racing

Useful Links

  • About us
  • Services
  • Blog
  • Price
  • Contact us